Планшетка популярней персоналки: необходимое послесловие

Цифрoвaя тexникa пoмнит нeмнoгo мoмeнтoв, кoгдa мoжнo былo прoвeсти чeрту мeжду стaрым и нoвым, кoнстaтирoвaть рeвoлюциoнный пeрeлoм. Тaким нeсoмнeннo былo пoявлeниe Apple I — пeрвoгo нaстoящeгo пeрсoнaльнoгo кoмпьютeрa, в 1976-м. Тaким был зaпуск MS Windows 95, знaмeнoвaвший пeрexoд мaссoвыx прoгрaммныx прoдуктoв к грaфичeскoму интeрфeйсу. И iPhone с eгo тaч-интeрфeйсoм, в 2007-м тoлкнувший публику к пeрexoду нa мoбильныe «нeдoкoмпьютeры», тoжe бeз сoмнeния слeдуeт причислить к этoму списку.

Примeчaтeльнo, чтo в бoльшинствe случaeв вaжнoсть мoмeнтa стaнoвилaсь яснa лишь много позже. Но тем легче решиться и заявить, что сегодня, сейчас, мы проживаем очередной переходный этап — связанный на сей раз со сравнительной популярностью разных цифровых устройств. После сорока с лишним лет безоговорочного доминирования на столах домашних пользователей, персоналка уступила планшетке. Провести эту черту, признать свершение нелегко: тут нужна даже не столько смелость, сколько в некотором смысле наглость (я объясню дальше, почему). Зато проведя её, мы получаем возможность сделать несколько интересных и полезных выводов.

Прежде всего — факт. В конце прошлого года в США двумя государственными организациями (Национальная администрация по телекоммуникациям и информации, Бюро переписи населения) было проведено крупнейшее в своём роде исследование цифровой активности населения. Вопросов там было полсотни, респондентов под полтораста тысяч, аспектов для исследования несколько (в том числе пресловутый цифровой разрыв между бедными и зажиточными слоями), но нам сейчас важен только один.

Посчитав, в скольких домохозяйствах используются десктопы, ноутбуки, планшетки и прочая цифровая техника, исследователи поставили свежую точку на графике, который рисуют последние семь лет. И количество домов с настольными персональными компьютерами (собственно «десктопами» оказалось меньше, чем домов с планшетками: 30% против 32%. И даже если сами числа можно поставить под сомнение (ведь всегда есть отклонения, погрешности и пр.), направление кривых безусловно подтверждает: популярность десктопа падает, тогда как популярность планшетки растёт. А теперь кривые впервые пересеклись. Исторический момент!

Конечно, график требует оговорок. Прежде всего: речь только о Соединённых Штатах, а не мире целиком. Но с этим просто: Штаты, хотим мы того или нет, в смысле цифровой техники и технологий играли и продолжают играть роль ведущего, тогда как прочие страны и регионы следуют указанным курсом с отставанием на несколько лет. Проще говоря, разумно предположить, что аналогичная картина вскоре повторится в Европе, в Азии, у нас.

Сложнее с оговоркой номер два:, а можно ли вообще сравнивать планшетки с компьютерами? Многие считали и считают, что это то же самое, что сравнивать тёплое с мягким. Что ж, соответствующая дискуссия в «Компьютерре» уже была, и не раз (см. «Пост-PC: конвергенция началась» и далее вглубь по ссылкам), так что не стану повторяться. Скажу лишь, что сегодня доминирующей стала именно версия тотальной конвергенции: компьютеры и планшетки, смартфоны и телеприставки, носимую электронику, «умные» вещи принято считать персональными вычислительными устройствами (ПВУ), то есть мешать в одну общую кучу — ибо большинство из них исполняют одни и те же приложения, работают в одном информационном поле (Сеть — мобильный доступ в которую, кстати, в тех же США теперь популярнее проводного) и с одними данными. Деление может и было разумным двадцать лет назад, но сегодня стало не только бессмысленным, а и контрпродуктивным: обособляя то или иное устройство в отдельный класс, вы ограничиваете его возможности.

Ещё двадцать лет назад для работы с любым цифровым контентом требовался компьютер. Сегодня — сможете ли вы назвать хоть один формат или задачу, для которых персональный компьютер действительно необходим?

Наконец последняя оговорка сводится к тому, что в исследованиях, подобных обсуждаемому, не учитывается текущая ситуация с продажами. Персоналки, например, продолжают испытывать спад продаж, начавшийся сразу после изобретения планшетки —, но и планшетный ритейл чувствует себя не лучшим образом, вот уже пару лет переживая свой кризис, причины которому всё ещё убедительно не сформулированы. Однако в том, чтобы «закрыть глаза» на магазинную статистику, есть свой смысл: вместо того, чтобы изучать, насколько успешно удалось «раскрутить» покупателя на обновление старого железа, лучше сконцентрироваться на том, как в действительности это железо эксплуатируется.

Итак, домов, где в качестве вычислительного устройства предпочли планшетку, теперь больше, чем домов с «классическим» десктопом — и особенно чётко это проявляется среди бедноты, владеющей в среднем лишь 1,3 ПВУ на семью. О чём это говорит? О желании/потребности сэкономить? Вероятно — ибо планшетка неизбежно дешевле персоналки: бюджетные модели нынче стоят десятки долларов всего лишь. Однако прежде всего такая диспозиция делает очевидным факт, на который айтишники, как хозяева «цифровой вселенной», десятилетиями закрывали глаза: обыватель, средний домашний пользователь — не творец, не разработчик, а потребитель.

Большинство домашних пользователей не создают нового, а лишь потребляют контент. А компьютер в качестве инструмента потребления неуклюж и слишком сложен. Теперь же идеальный инструмент найден, и это — планшетка: она позволяет потреблять цифровой контент не напрягаясь.

Давайте признаем, что появление персонального компьютера хоть и произвело революцию, приобщив широкие массы к цифровым благам, но произвело её неуклюже. Помните чудовищный прогноз, данный Кеном Олсеном, основателем великой DEC, аккурат перед изобретением персоналки: мол, нет причин иметь домашний компьютер? Для Олсена компьютер был монстром, занимавшим шкафы, комнаты. Но и персоналка, поместившаяся на столе, всё ещё слишком велика.

Понять это миниатюризация электроники и дизайнерская мысль позволили только в XXI веке: персоналка для домашнего пользователя (читайте: потребителя) — такой же динозавр, как и миникомпьютеры 70-х! Потребление цифрового контента можно организовать намного эффективней — и в смысле расходования энергии, и в смысле габаритов устройств. Планшетка освободила домашнего юзера от кандалов, надетых на него компьютерной индустрией.

Если вам царапает слух термин «планшетка», вспомните, что «планшеты» (они же «планшетные компьютеры», они же Tablet PC) в истории вычислительной техники были, но интереса не вызвали — неуклюжая попытка уместить полноценный компьютер, с его интерфейсом и мощностью, в мобильный формат. А планшетки, начавшиеся с iPad — «несерьёзные» устройства, изначально задуманные только для потребления контента — процветают и теперь уже теснят персоналку.

Но есть и другой неприятный вывод, неприятный уже для самого пользователя: тот же самый среднестатистический домашний пользователь — неисправимо ленив! И утверждая это, я не пытаюсь никого обидеть, оскорбить. Это всего лишь констатация факта, для айтишников очевидного с незапамятных времён. Чтобы понять это, достаточно посмотреть, как управляется с персоналкой домашний пользователь —, а он ведь так и не озаботился научиться чему-то большему, чем узкому набору очевидных базовых функций. Даже сравнительно простые, но требующие изучения программные инструменты, радикально увеличивающие производительность (скрипты, макросы, альтернативное управление документами и т.п.), большинству простых юзеров неизвестны.

Такая эксплуатация компьютера — расточительство. И доминирование планшетки выглядит в этом контексте восстановлением справедливости. Раз уж за сорок лет знакомства с персоналкой обыватель так и не нашёл в себе сил заняться самообразованием, давайте признаем, что этого никогда не случится и просто дадим ему более примитивный инструмент! Планшетка, в смысле функциональной глубины, на порядок мельче, проще компьютера — но, судя по статистике, этого более чем достаточно.

Замечу, правда, что примитивность планшетки готовы признать не все — и автор этих строк тоже в рядах таких скептиков. Планшетка кажется нам не упрощением, а новой ветвью эволюционного древа вычислительной техники. Уже сейчас технически ничто не мешает превращать планшетку в полнофункциональный аналог персонального компьютера — путём подключения необходимой периферии (большой дисплей или VR-шлем, клавиатура и вообще манипуляторы, внешние источники питания). Процесс тормозит лишь отсутствие операционных систем, способных эффективно поддерживать пользователя на обоих уровнях, то есть мобильном и «десктопном».

Несколько лет назад слияние настольных и мобильных операционных систем казалось несомненным и скорым. По факту, к сожалению, процесс пошёл медленней ожидаемого (Linux делает очень скромные успехи, iOS и Chrome OS пока там же, где были). Зато плоды этой веры — в планшетку как новое звено эволюции — мы видим в неожиданном и оглушительном успехе Nintendo Switch. Это уже и не планшетка, и не компьютер, и даже не игровая приставка в полном понимании, но — новый и чертовски привлекательный продукт из того вероятного будущего, где персональный компьютер наконец изжил себя.

P.S. В статье использованы графические работы Matthew Ratzloff, ebayInk.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.